Проекция

Автор: Анастасия Антонова.

 

 В первых суждениях эго различает между съедобными и несъедобными объектами: первое принятие — это заглатывание, первое отвержение — выплевывание. Проекция представляет собой дериват первого отвержения. Ее содержание таково: «Хочу это выплюнуть», или в менее крайних случаях: «Хочу от этого отдалиться». Проекция очень важна на раннем этапе развития эго, который Фрейд назвал стадией рафинированно сладостного эго, когда все приятное переживается, как относящееся к эго («что следует заглотать»), а все болезненное, как не эго («что следует выплюнуть»).
Пока линия демаркации между эго и не эго не отчетлива, что характерно для раннего детства и при психозах, эго использует механизмы своей «сладостной стадии» в защитных целях. Эмоции и волнения, которые эго стремится отвергнуть, «выплевываются» и затем воспринимаются как существующие вовне. Оскорбительные побуждения приписываются другому лицу вместо собственного эго.

 Таким образом, для защитного механизма проекции справедливо то же самое, что для тревоги и чувства вины: архаические реакции, которые в раннем периоде развития непроизвольны, позднее приручаются и используются в защитных целях. Однако этот примитивный механизм защиты может широко использоваться только в условиях, когда у эго вследствие нарциссической регрессии сильно нарушена функция оценки реальности. Тогда снова стирается грань между эго и не эго. Огромное значение проекции в древних анимистических космологиях по существу соответствует ее архаической природе. Когда развитие либидо приводит к гииеркатектированию функций экскреции, они тоже используются в качестве телесных моделей проекции. Избавление от нежелательных объектов и побуждений путем изгнания из тела, наподобие устранения фекалий, — очень частая фантазия. В паранойе, заболевании, где проекция особенно выражена, подобные фантазии достигают пика в бреде преследования: преследователь репрезентирует ощущения, испытываемые пациентом в кишечнике.

 В общем, организм предпочитает воспринимать опасность, скорее, как угрозу извне, нежели изнутри, поскольку определенные механизмы защиты от чрезмерно интенсивной стимуляции эффективны только против внешних раздражителей. Многие проекции оставляют впечатление, что стимуляция изнутри интерпретируется ошибочно в качестве внешней стимуляции с намерением применить эту защиту и к внутренним раздражителям.

 Едва ли посредством клинических наблюдений можно ответить на вопрос, всегда ли проекция неких склонностей или эмоциональных отношений символизирует изгнание прежде интернализованных объектов, т. е. в конечном анализе либо выплевывание, либо дефекацию. Обычно проекции направляются не наугад, а по месту, где имеются благоприятные условия. Параноик тонко понимает бессознательные мотивы других, когда это полезно в целях рационализации его склонности к проекции, и позволяет себе невнимательность к собственному бессознательному. Как монстры в явном содержании сновидения символизируют мелких водных обитателей из повседневной жизни, так монстры параноидного бреда могут быть искажением реальных микробов.

 Анимизм — самый общий пример проекции в нормальном развитии эго. Параноидные пациенты, чья оценка реальности серьезно нарушена, допускают грубые ошибки проективного толка в интерпретации происходящего. Невротики тоже допускают такого рода ошибки, интерпретируя реальность в аспекте своих нужд, но их ошибки не столь серьезны.

Избранные записи

Рубрики: Защитный механизм (психологическая защита) — понятие глубинной психологии


Отзывов пока нет.

Ваш отзыв